Партнерские роды глазами мужчины. Интересный рассказ

У нас с женой совсем недавно родилась дочь, наш первый ребёнок, чему мы дико рады. Однако, процесс появления ребёнка показал мне, что все мои представления о нем по факту оказались как минимум забавны. Поэтому и хочу поделиться с теми, кому впервые предстоит это пройти, чтобы они представляли, что может ждать, и могли заранее продумать, как они будут поступать.

Подойду шаг за шагом по хронологии процесса с описанием того, что я об этом представлял,и что было на самом деле.

Ноль. Я не собирался на партнёрские роды. Я считал так — я у родовой палаты посижу на скамеечке, жена там все шустренько сделает, и я радостно зайду поддержать дочь и поцеловать жену, после чего поеду домой немножко отметить. О подробностях дальше.

Раз. Момент, когда надо ехать в роддом, не похож на то, что показывают в фильмах. Я искренне полагал, что ночью меня разбудит паникующая жена и я сам в ужасе буду метаться под ее стоны, скользя на отошедших на пол водах… Я проснулся от того, что жены рядом нет, в соседних комнатах включен свет и по дому происходит какое-то топтание. На вопрос «чего делаем?» мне сказали: «Ты поспи еще, я сумку дособираю, через час поедем, видимо, пора». Поспать, конечно, не получилось, но мне стало ясно, что толку от меня не будет, только суету создам, поэтому я пошел погулять наших мопсов и сел завтракать. Поехали в роддом…

Два. Мы на месте, часов 7 утра. Жену куда-то увели, я сижу с пакетами. «Ой, куда же вы столько набрали, молодой человек…» Кудахтает у меня над ухом пожилая санитарка. «Дык я ж, это, не я, на сайте у вас написано, все по списку, жена же собирала, мне что дали, я привез…» Поохала и ушла. Ну да и хер с вами. Подходит акушерка и спрашивает, не на партнерские ли я роды. Я ей кратко озвучиваю свой план, она как-то криво улыбается и говорит что-то вроде «ну как знаете». И уже как бы совсем невзначай говорит: «У вашей жены роды будут длительными, 6-9 часов, возможно окончание в операционной». И уходить такая собралась. У меня за секунду в голове проносится мысль: «Пжди пжди пжди, какие 6-9 часов, какая операционная? Как же постонали, поорали ВЖУХ! и плач ребенка?!?». Внутрь сознания начинает проникать паника.

Любезная, — говорю, — а я то где все это время буду? Мне предложили сидеть в приемной (первый этаж, родильное на третьем), или домой поехать спать. Я начинаю представлять, что мой родной человек в окружении этих безусловно профессиональных, но все же куриц, будет пытаться явить миру нашего ребенка 9 часов, я а буду просто сидеть и нервно поглядывать на часы, подумывая «Ну сколько можно, давайте быстрее». В итоге на месте я и решил, что пройду на партнерские роды.

Три. Забегу одновременно и назад, и вперед. Если у вас есть возможность — заключайте договор на роды с врачом. Это не дешево, но отношение сразу другое. Договор ( по крайней мере в том центре, где были мы) оказывал волшебное влияние на персонал. И второе — мы в приемное приехали с большим количеством пакетов. Наибольшее количество вещей было предназначено для послеродового отделения — подгузники, салфетки, прокладки, пеленки и прочее прочее. Меня убедили, что все это не надо/нельзя и привозите потом. Если вас убеждают в таком же — лучше связаться со своим врачом и рассказать, что вы привезли. Мне потом наша врач сказала, что все вещи были нужны и их можно было сразу поднять в палату. Я же эти вещи привез спустя сутки. Неудобство не огромное, но его можно избежать. Да и вообще, меньше слушайте обслуживающий персонал, лучше уточнять у врача.

И вот я съездил домой, закинул в себя пару печенек, собрал одежду, добрал кой чего из вещей нужного, и помчался обратно. Для партнерских родов мужчине нужно:

1. Чистая флюорография не старше года.

2. Комплект чистой одежды: штаны из мягкой ткани (треники пойдут) и чистая футболка светлых тонов.

3. Сланцы/моющиеся тапочки, носки.

В родовое обязательно возьмите:

Воду в мелких бутылках. Самые удобные со «спортивными» крышками-сосками, ибо с обычного горлышка женщине во время постоянных схваток лежа на боку будет пить неудобно.

Пачку влажных салфеток. Протирать лицо и шею от пота. Мне жена потом сказала, что это сильно помогало.

Не знаю как в других мед. учреждениях, мне доктор сказала взять в родовое немножко перекуса — бананы, яблоки зеленые (счистить шкуру), печеньки. В принципе были к месту, до начала серьезных схваток жене немного хотелось есть. А начались они только ближе к вечеру…

Четыре. Мы на месте — я на кресле, жена на койке. Родовая палата отдельная, только мы вдвоем. И время начало медленно течь. Моя задача была отвлекать жену и записывать время и продолжительность схваток. Лучше для этого взять блокнот и ручку. У меня не было, писал на телефоне в заметках — неудобно. Час, два, три четыре… схватки есть, но периодичность плавает, длительность тоже разная. Но вроде все не так плохо. Жена просто охает и морщится. У меня еще полно надежд, что роды эти — не такое уж и суровое дело, я вот пару дней назад мизинчиком ударился об кровать деревянную — вот там больно было. Жене вводили всякие там спазмолитики и прочее, короче помогали природе сделать дело естественно.

Пять. И настал пи**ец… Жена начала орать, вцепляться в кровать так, что надежный пластик начинал хрустеть и стонать. В меня тоже вцеплялась. Это пи**ец, товарищи. У меня жена не из плаксивых, никогда не жалуется. Но тут это было сильнее ее. Ей было больно. Даже так — Больно. А ты сидишь, двухметровый блин стокиллограммовый олень, и нихрена сделать не можешь. Схватка за схваткой, она отдышаться не успевает, сильнее, и сильнее, и сильнее, и сильнее… а уже к этому моменту прошло 12 часов… Себя не чувствуешь совсем, все мысли только о том, как сделать легче ей. Массаж поясницы, поглаживания, попытки обнять (не очень полезно), дать водички, обтереть лицо, просто помочь выстроить глубокое ритмичное дыхание — все, что я могу сделать, чтобы хоть на какую-то тысячную сделать ей легче.

Мужики, еще раз, это пи**ец. Я так думал для себя, что если б мне такую хрень пережить надо было, я бы часу на пятом бы сказал: «Ребята, вы все идете на х*й, а я иду домой. Не моя проблема вообще». Бабы сильные.

Шесть. 15, ПЯТНАДЦАТЬ *баных часов мы провели в палате до того, как начались потуги. Это когда уже не просто схватки, а ребенок уже готов вылазить. Когда надо тужиться. И тут б**ть схватки прекратились. Эти *баные сучары, которые мучили мою жену пятнадцать сука часов, вдруг прекратились. И начались упражнения… Встаньте постойте, присядьте на корточки… Человека пятнадцать часов корежило, она лежать с трудом может, а надо вот эту всю эквилибристику выполнять… Пи**ец, граждане, пииии**ееееееец.

Семь. Пошло! Шестнадцать с половиной часов и врачи наконец-то сказали что вот-вот. Уже полчаса как я стою в изголовье кровати, чтобы не увидеть ничего лишнего там, откуда пойдет ребенок, ибо блин не уверен я в своих был силах. Я не смогу уйти из палаты на потуги и момент рождения. Хотя предлагали. Ей было очень тяжело, и я чувствовал, что я обязан с ней быть до конца. Крики, боль, слезы, истерика, команды врачей… Я сам чуть б**ть рыдать не начал. Доктора говорят, что ребенок был в тазовой полости (или как там это называется, когда уже не в матке, но еще не у нас тут снаружи), может потребоваться реанимация. Я у изголовья кровати строю сначала кирпичную колыбельку, а потом и кирпичную детскую, сарай на очереди. Они там б**ть рядом готовят реанимационные наборы. Моя дочь, которая еще и на свет то не явилась, а уже может нуждаться в реанимации. А вдруг не поможет, а вдруг… Гонишь от себя все эти черные жуткие мысли. Задача у тебя, мужик, одна — оставаться мужиком и помогать жене чем можешь, что бы не случилось.

Восемь. Ребенок в руках у врача. Время замедлилось до состояния холодного, почти замороженного геля. Звуков нет, только пульс в ушах и какой-то свист или пищание, как будто по ушам дало выстрелом пару секунд назад. И крик. Плач. Не мой, не жены — а дочери. Разом все вернулось. Она плачет, моя дочка кричит и плачет — она живая. Сильнее в своей жизни я ничего не испытывал. Я готов был просто упасть на пол и рыдать от счастья. У меня сил не было, как моя жена вообще выжила? Спасибо природе, жену накрыло литрами эндорфинов, она уже не чувствовала боли. она лежала и улыбалась. Дочь положили ей на грудь. Мы первый раз с ней встретились. Ффух…

Девять. Последнее. 2 часа ночи. Я дома. В руке бокал пива. В голове вата, на лице улыбка полудурка. Я — папа.

P.S. Мужики, это все индивидуально, конечно, но после того, что я видел… Я бы чувствовал себя последним му**ком, если бы позволил жене весь этот пипец проходить одной. Она бы справилась, но, б**ть, врагу такого не пожелаешь. Решает каждый сам, это ваша решение, ваша семья. Цель поста — попробовать дать вам немножко больше информации для решения. У меня ее не было, мне повезло принять верное решение.

Всем здоровья и счастья.

Источник